• Tag Archives поток вещества и энергии
  • Ciao Plumatella или Мшаночный Риф. Коралловый Риф.

    BryozoaCORALLIUM RUBRUM

    Колония мшанки Plumatella fungosa                    Колония коралла Corallium rubrum

    FotookTania

    Содержание:

    1.    Мшанки (Bryozoа) это не Дельфины, Морские Звезды или Ежи… Но они очень похожи на Кораллы.

    2.    Тип Bryozoa. Массовое развитие колоний мшанок в теплых водах ГРЭС в г.Белоозерск, Беларусь. Питание  мшанок, “упаковщики” сине-зеленых водорослей.

    3.    Пресноводные мшанки Республики Беларусь.

    4.    Рост и дыхание мшанок. “Побледнение” колоний мшаночного  рифа при температуре выше 33ºC.              

    5.     Размножение мшанок. Статобласты  – “космические тарелки” и  криптобиотические образования. Культивирование мшанок в лаборатории.

    6.     Годовая структура популяции колоний мшанок в системе каналов ГРЭС в г. Белоозерск.

    7.     Поток вещества и энергии в цепи сине-зеленые водоросли-седиментаторы-микрофаги.

    8.     Проблема обрастаний. Повреждение колониями мшанок систем подачи воды. Bryozoа – индикаторы чистоты воды и накопители тяжелых металлов.

    9.     Мшаночные Рифы – “ковры – фильтраторы” и удивительный микромир биологического разнообразия. Практическая роль мшанок и искусственные рифы.

    10.    Коралловые Рифы – “ковры – фильтраторы” и удивительный микромир биологического разнообразия. Виды под угрозой исчезновения. Мировая тревога.

    11.    ЗАКЛЮЧЕНИЕ.  Гимн Мшанкам и их “партнерам”

     

    1.        Мшанки (Bryozoа) это не Дельфины, Морские Звезды или Ежи…  Но они очень похожи на Кораллы.

    Я открыла мою диссертацию, Ph.D. по специальности Гидробиология, 173 страницы с библиографией, ставшие желтыми по прошествии 25 лет… 5 лет лабораторных и полевых работ, эксперименты, графики, расчеты, библиография…

    После окончания школы за временной отрезок в 17 лет я закончила университет, защитила диссертацию и получила степень Ph.D., одну из самых высоких в России, которая аттестует высший уровень образования, и даже родила сына. Затем были темные годы “перестройки”, и не только, большая часть черного периода жизни была связана с Чернобыльской аварией. Кошмарный пассаж из “советского” периода к “капиталистическому”. Но кто сказал, что второй лучше первого?

    Затем, в 1997 году, – переход в “капитализм”. Я взяла с собой все то, что написала, опубликовала, и даже коллекцию животных. Огромные планы.  Надеялась, что Экология может интересовать Италию, прежде всего, после Чернобыльской аварии… Разрушающий опыт. 18 лет выживания. Можно было бы написать Руководство по Уничтожению. Основным девизом последних 18 лет  было: “Что такое Экология? Можно ли ее намазать на кусок хлеба и скушать?” Нет. Нельзя намазать. Но ведь и в «советский период» ее нельзя было намазать…Так мне пришлось усомниться в превосходстве капитализма над социализмом. Надменность системы, которая не думает о таких последствиях, как мусорные отбросы, загрязнение среды, эксплуатация таких общественных достояний, как вода, почва, воздух, которые не имеют хозяев… Меркатизируя такие технологии, которые имеют разрушающее влияние на окружающую среду и здоровье, как атомная энергия, генетически измененные организмы, пестициды и т.д.

    Читаю записки Джорджио Неббия по истории окружающей среды, одного из наиболее известных в Италии по вопросам экологии, химика по образованию. Оказывается, пророком использования солнечной энергии более 100 лет тому назад был химик Джакомо Чамичан, арменин по происхождению, а еще раньше итальянский физик Антонио Пачинотти, который в 1863 году опубликовал свои наблюдения по термоэлетрическому и фотовольтовому эффекту, предсказав использование солнца для производства электричества. Между тем, мир «замкнулся» на атомной энергии.

    В 1980 году Институт Зоологии Академии Наук Беларуси, где я работала, предложил мне 2 темы для подготовки диссертации, Ph.D: “Влияние радионуклидов Игналинской Атомной Станции на фауну бесповоночных животных” и “Эколого-энергетическая характеристика мшанок в водоеме-охладителе Березовской ГРЭС”. Не только потому, что ГРЭС располагалась всего в 40 км от деревушки, где еще проживала моя старенькая бабушка, но и потому, что я не хотела заниматься столь опасным видом энергии, как атомная, предварительно изучив основную литературу по данному вопросу, я выбрала 2ю тему.  Если бы и сейчас передо мной встал тот же вопрос выбора, я пошла бы той же дорогой.

    Тип Bryozoа был очень слабо изучен. Не имея большого практического применения и не являсь группой животных стратегической важности, я должна была «придумать» интерес и копать в глубину проблемы. Мшанки  Bryozoа не были ни дельфинами, ни морскими звездами, ни морскими ежами. Но они оказались очень схожими с кораллами…

    Мшанки в своем большинстве являются морскими животными и в мире немного ученых, которые изучают эти колониальные организмы. Я должна была заниматься мшанками пресноводных бассейнов. Записавшись в Международную Ассоциацию Бриозоологов (IBA), я познакомилась с группой ученых из Москвы, занимавшихся изучением морских мшанок в Палеонтологическом Институте. В конце концов я влюбилась в этих деликатных животных и открыла для себя много общего у мшанок с кораллами. Диссертация стала моей белой книгой, которую я должна была написать, открывая мой персональный Риф.

    27 мая 2015 года Межднародная Ассоциация Бриозоологов, IBA, отметила 50- летний юбилей со дня своего образования, в Стокгольме в 1965 году. По случаю данного события все 250 членов Ассоциации получили приветственное поздравление от имени Президента с логотипом Золотого Лофофора, символа Ассоциации IBA.

    Прочитать всю статью: 27.08.2015_Ciao Plumatella o Bryozoan Reef_Coral Reef_RU_50 pp.


  • Профессор Нина Николаевна Хмелева 1932 – 2012

                          К  80 – летию Нины Николаевны Хмелевой,  
                                    Доктора биологических наук,
                             Профессора гидробиологии, педагога
                                                    (1932 – 2012)

    29 февраля 2012 года Нине Николаевне Хмелевой исполнилось бы 80 лет.  

    Я  проработала под ее руководством 22 года и за эти годы лаборатория стала моим домом. Я хорошо запомнила тот день, когда меня взяли в лабораторию. Мне было 19. Нине Николаевне 43.
    В теплый осенний день 15 сентября 1975 года я шла по Типографской улице на коллоквиум в Институт Зоологии  АН БССР. Это не было моей первой работой, но до сих пор не могу забыть то возвышенное состояние души, которое охватывало меня. Я мечтала об этой работе и ждала ее  несколько лет.  Поднявшись по лестницам Института, я вошла в кабинет, меня встретила молодая, обаятельная, энергичная женщина с глубокими завораживающими синими глазами морского цвета. Так начался мой путь в лаборатории водных животных. Путь  от лаборанта до кандидата биологических наук.

    Continue reading  Post ID 1648